Автобиография Позднякова Юрия Степановича

       Как ни странно, у меня два дня рождения — 27 декабря 1948- го и 1 января 1949 года. 

Дата первая означает мое фактическое появление на свет, дата вторая закреплена в документе. Моя мама по этому поводу пояснила так: жили в отдаленной от райцентра деревне 1-я Александровка Турушлинского сельсовета, дорога – в снежных заносах, роды на дому принимала повитуха. В сельсовете при оформлении метрики меня омолодили, «чтобы в армию пошел повзрослее». 

       Хоть я человек и несуеверный, все же не покидает ощущение, что печать некой раздвоенности неотступно сопровождает меня по жизни. Крутые изменения в судьбе происходили и происходят помимо моей воли. По Зодиаку я – Козерог (знак земли), имя – Юрий (земледелец), но своего участка не имею, и от этого душа страдает. Прихожу к грустному заключению, что пройденный путь не привел меня ни к внутреннему покою, ни к материальному благополучию. Впрочем, пенять не на что и не на кого, ибо, как говорится, судьба – это характер. 

       Отношение к религии у меня тоже двойственное. С одной стороны, я верю, что человек как часть природы находится в зависимости от каких-то высших космических сил, и понимаю, что без соблюдения людьми божьих заповедей жизнь земная полетит в тартарары. А с другой... В день, когда меня крестили, на улице трещал мороз, в церкви было холодно. Погружение в купель обернулось для меня тяжелейшим воспалением легких, температура поднялась до 41 градуса, бабка сквозь слезы шептала: «наверно не жилец». Вытащил меня из лап смерти старинный друг деда по прозвищу Чох (Черемис-охотник). Он бросил в нашей избе на пол шкуру убитого им медведя и спал на ней, не раздеваясь, а рано-рано утром куда-то исчезал, да так тихо, что никто не слышал ни единого шороха. Чох принес плошку с барсучьим салом, им натирал меня, потом укутывал в собачий тулуп, поил целебными отварами ему только ведомых трав. Постепенно я оклемался. Правда, болезнь не прошла бесследно: сказалась на зрении. Вероятно, отсюда проистекает мое двойственное отношение к религии – я так и остался человеком невоцерквленным, испытывающим недоверие к ее служителям в рясах. В то же время, осквернителей и разрушителей храмов всегда гневно осуждал.

        Разбросанностью в желаниях и вечными сомнениями объясняется и моя недообразованность. Три года подряд я поступал в ВУЗы не только разных городов (Уфа, Челябинск, Киров), но и на разные факультеты (исторический, спортивный, охотоведческий). Конкурсы везде были огромные, и я недобирал сумму вступительных баллов. Надо было бить в одну точку, но осознал я это с опозданием. 

       Мой отец в поисках лучшей доли в 1950 году завербовался на строительство Павловской ГЭС, лишь бы сбежать из колхоза с его пресловутыми «палочками» за трудодни. Потом были еще переезды. Восьмилетку я окончил в Пермской области, в крупном леспромхозовском поселке при ж/д станции Щучье Озеро. Лучше других дисциплин мне давались русский и немецкий языки, чем я обязан, главным образом, учителям, их требовательности и фанатичной преданности профессии. Что интересно, русскую словесность нам преподавал поляк по фамилии Чеховский (с ударением на втором слоге), мужчина импозантный и педантичный во всем, особенно в том, что касалось правописания. Немецкий вела незабвенная Нина Николаевна Малахова, которая, будучи классной руководительницей, по-матерински переживала и боролась за каждого из нас, старалась поставить на правильную дорогу даже отпетых хулиганов. 

      В войну она не успела эвакуироваться на восток и три года находилась на территории, оккупированной фашистами. Мы переписывались около десяти лет, до ее безвременного ухода из жизни. В последнем письме она сообщала, что директором школы назначили отставного полковника госбезопасности, что ее преследуют, не допускают до работы, требуют освободить комнату в пришкольном доме, а ведь с ней еще старенькая мама... Мне было жалко до слез свою бывшую учительницу, но чем я мог помочь? А вот она мне в свое время помогала. Прежде всего – поверить в свои силы, даже прочила будущность писателя. У нас была большая семья (восемь детей), и жили мы очень бедно. Отец-водовоз и мать-почтальонка получали в общей сложности 110 рублей в месяц. В 7-8 классах я носил пальто, перешитое из поношенной солдатской шинели. Нина Николаевна не раз приносила мне аккуратные стопочки выстиранных и поглаженных вещей, из которых вырос ее сын Гриша, который был старше меня на пять лет. 

      Летом 1964 года мы перебрались обратно в Башкирию, и я поступил в Благовещенское педучилище. Четыре года учебы здесь дали мне многое. Выполнил нормативы 2-го взрослого разряда по легкой атлетике, был активным участником фото- и драмкружка, писал стихи и заметки для стенгазеты, сценарные «куски» для КВН, в котором и сам с большим увлечением участвовал. Драмкружок у нас вел Валерий Александрович Боталев, человек интересный, во всех отношениях незаурядный. С ним мы ставили на «бис» спектакли «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях» по Макаренко, «Молодая гвардия» по Фадееву и ряд других, собирали аншлаги не только у себя в училище, но и в зрительном зале Дома культуры БАЗ. 

      Окончив БПУ, поработал в сельской школе, а весной 1969 года меня забрили в армию. После «учебки» в Казани служил авиамехаником сверхзвуковых истребителей – сначала под Пермью, второй год – на севере Тюменской области (Обская губа). После демобилизации был направлен на работу физруком в Удельно-Дуванейскую среднюю школу, а через год я вернулся в Трактовую. В обеих школах построил с помощью учащихся и их родителей типовые спортивные площадки, существенно пополнил лыжную базу. В летние каникулы организовал велопробег с группой наиболее выносливых ребят по достопримечательным местам Башкирии и поделился впечатлениями о путешествии с читателями «районки». 

      Однажды, выпасая стадо в пойме речки Багышла, вдруг почувствовал острую потребность написать очерк о своей наставнице всеми уважаемой учительнице начальных классов Марии Никитичне Мартыновой (в декабре 2013 года ее поздравили с 90-летнем). За сорок с лишним лет работы в школе она научила счету, письму и чтению добрую половину населения всех деревень, входящих в округу радиусом до пятнадцати километров. Во время полуденного отдыха я притулился спиной к стволу березы и на одном дыхании сделал черновой набросок текста на оберточной бумаге. Дома переписал набело и послал в газету. Очерк опубликовали, от редактора пришло одобрительное письмо и приглашение на собеседование. Так, в июле 1973 года, я оказался в штате редакции «Заветов Ильича» – сначала литсотрудником сельхозотдела, затем зав. отделом писем, ответственным секретарем. На восьмом году работы у меня, в силу объективных причин, возникли серьезные разногласия с редактором по принципиальным вопросам, в наказание и назидание другим «умникам» я был переведен на низкооплачиваемую и неблагодарную должность корреспондента-организатора местного (проводного) радиовещания, а в ту пору у меня уже было двое детей... 

      В июле 1981 года, устав от затяжного конфликта, я оставил редакцию и резко поменял род деятельности, устроившись на Благовещенский арматурный завод машинистом- оператором кислородных установок (помогла воинская специальность механика по приборно-кислородному оборудованию самолета). Этому цеху я отдал 28 лет своей жизни, имею Почетные грамоты, Дипломы и Благодарственные письма от администрации завода и города. Впрочем, газетное дело и в производственной обстановке меня не отпускало. Хоть было и нелегко выкраивать время, постоянно участвовал в выпуске цеховой стенгазеты и заводской многотиражки. 

     Личная жизнь вошла в нормальную колею лишь после второго брака (в 1977 году). С женой Людмилой воспитали сына и двух дочерей. На сегодня у нас пятеро внуков, все живем в одном городе, так что скучать и хворать некогда. Самый младший внук (1 год и 2 месяца) живет с нами, каждый день открываем в нем что-то новое. Это так интересно! 

    1 января 2009 года вышел на пенсию по возрасту. Вроде, пора бы отойти в сторону, отрешиться от бренной суеты, но, увы, не могу спокойно взирать на недостатки... Экология, ЖКХ, благоустройство, чиновничьи выкрутасы заставляют браться за перо в поисках человеческого здравомыслия и справедливости. Но много мною написано и теплых слов – о простых тружениках, об участниках Великой Отечественной. Каждое сообщение о кончине того или иного ветерана, с которым когда-либо доводилось встречаться, отзывается уколом в сердце. В течение последнего года я стал довольно частым автором республиканской газеты «Истоки», рассказываю о культурных мероприятиях в нашем городе, о достижениях талантливых земляков в сфере искусства. 

                                                                                                             23 декабря 2013 года.

 

Loading
Сценарий поэтического часа, посвященного юбилею г. Благовещенска
Сценарий поэтического часа
Перейти на сайт "Литературная карта Республики Башкортостан"
Рейтинг@Mail.ru